http://rw-cool.moy.su
Главная | Фан-Арт | Регистрация | Вход
 
Вторник, 24.10.2017, 08:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Разделы дневника
Фан-Фики [42]
Фан-Рассказы [0]
Мини-чат
200
Наш опрос
Сайту нужны фото актеров, игравших с актёрами «Мятежного пути» в других сериалах?
Всего ответов: 221
Главная » 2008 » Март » 2 » Вариации (ч.2)
Вариации (ч.2)
23:39
Воспоминания:
- Чем я это заслужила Бустаманте? – Кричала не своим голосом Марицца. – Что я такого сделала, что ты так надо мной издеваешься?
- Не кричи так! Я ничего не делал, почему ты мне не веришь?
- Все видели вас вместе, все шушукаются у меня за спиной, а я не должна верить!
- Что они видели? Как я с Консуэллой выходил из квартиры? Это еще ничего не значит!
- То, что вы вместе провели всю ночь ничего не значит? Хорошенькое дело! – Неожиданно девушка заговорила очень тихо: толи голос сорвала, толи силы кончились: – Хватит меня мучить Пабло. У меня уже не осталось сил. Если мы останемся вместе ты станешь причиной моей преждевременной кончины от безумия.
- Значит это конец? – Ледяным тоном спросил Пабло.
- Продолжения еще не написали сценаристы. И судя по всему в этом фильме нам не написано оставаться вдвоем не смотря ни на какие преграды.
Вот так она и ушла оставив его с разбитым сердцем и кровоточащей душой.
А сегодня, судя по всему, ему суждено встретить ее вновь впервые за эти десять лет. А сейчас ему было одновременно и страшно, и жутко увидеть ее вновь. И в том, что они увидятся, молодой человек не сомневался.

5. Встреча.
У Мии вызывало небольшие сомнения резкое ухудшение самочувствия Мануэля, но она была слишком напугана, что бы предаваться подобным размышлениям.
Ожидая в коридоре врача она нервно клацала телефон, безуспешно стараясь дозвониться Марицце о которой до сих пор ничего не знала. Вот так она тряслась пока ее не остановил знакомый голос.
- Миа?
- Можно подумать Бустаманте, что ты в этом сомневаешься. – Как-то совсем отстранено проговорила девушка. Можно было подумать, что она, где-то уж слишком далеко и его присутствие никоем образом не станет причиной ее возвращения. Как будто прочитав его мысли, она заговорила очень знакомым и присущим только ей тоном: – Прости Пабло, я просто очень волнуюсь.
- С Ману что-то серьезное? Есть угроза для жизни?
- В том то и вся беда – я ничего не знаю.
В этот момент в коридоре появился врач и сказал, что у парня все в порядке, что ему уже положили гипс. Что с его ногой все будет хорошо, правда первое время будет немного тревожить. Потом предупредил, что он останется здесь на ночь и, наконец, разрешил им пройти к пострадавшему.
Мануэль тем временем тоже не находил себе места. Причем по двум причинам: первая – он увидится с Мией, вторая – волнения о состоянии Мариццы. И в тот момент даже он не мог понять какая из причин у него на первом месте.
Именно эти размышления прервали своим появлением Миа и Пабло. Две пары взволнованных глаз были устремлены на его ногу.
- Ты как? – Наконец спросил Пабло.
- Да вроде жив. – Протянул нехотя Мануэль. О чем это он думал? Да какая разница. Миа здесь, рядом, совсем близко. Она волнуется о его здоровье – разве это не главное?
- Очень больно? – Донесся ее неуверенный шепот. «Что? Больно? Ах да!»
- Ну, не сильно. Да мне и обезболивающее вкололи.
- Хорошо.
- Странно, а почему Марицца тебя еще не приехала проведать? – Искренне удивился Пабло и настолько же искренне пожалел, что произнес свои заветные мысли в слух.
- Я ей с утра не могу дозвониться. – Встревожено пролепетала Миа.
- И не дозвонишься. – Сообщил Мануэль вспомнивший, наконец, вторую причину своих волнений.
- Почему? – Голос Мии дрожал от самых страшных предположений.
- Сегодня часов в 11 ее забрала скорая.
- Что с ней? – побледнела Миа.
"Ну да! Прям так я тебе и сказал после такой реакции. Я уже жалею, что вообще об этом заговорил не узнав в начале как у нее дела. А что это лицо Пабло стало такого странного цвета? Хотя чему удивляться? У него на лбу праздничная вывеска: «Влюблен в Мариццу Андраде». Хотя уже не в Андраде. Или она оставила себе прежнюю фамилию. Нет Ману, ну это прям дело первой важности – какая у Мари фамилия, когда ее нервная сестричка сейчас упадет в обморок от испуга".
- Ничего страшного, легкое недомогание. – Без зазрений совести соврал Мануэль.
- А где она?
- Не знаю, я как раз хотел это узнать в тот момент, когда твоей машине не понравилось как я перехожу улицу. – «Мне и самому интересно где она. Судя по всему, ее успокоительное все же выполнило своё задание – успокоило нефик делать». – Но ты не волнуйся, вряд ли что-то серьезное.
- Ну раз мы уже здесь собрались, то… стоп, а откуда ты знаешь, что ее забрала скорая? – Не унималась Миа.
«Я упоминал о том, что очень соскучился по ее голосу? Я забираю свои слова назад. И с каких это пор она начала все анализировать?»
- Я вызвал скорую. – Выдавил нехотя Мануэль.
- Значит, ты должен знать в какой она клинике.
- Но я не знаю. – И он не врал. В тот момент парень слишком сильно волновался о здоровье девушки и только потом о больнице.
- А почему ты с ней не поехал?
- Почему я с ней не поехал?
- Да, меня интересует именно этот вопрос.
- Ну раз уж тебе так интересно, то я собирался поговорить с Андресом.
Пабло стоял и впитывал в себя каждое слово. И это после десяти лет строжайшей диеты на любые сведенья о наваждении по имени Марицца! В начале ему было интересно наблюдать за тем, как Миа с Ману и после десяти лет полнейшей изоляции друг от друга говорят так, будто вчера вечером выпев кофе в маленькой кафешке, пошли по домам. Но потом разговор плавно перешел на табуированную для него тему, а он все слушал и слушал, жадно вбирая каждое слово. Но ничего, кроме того, что ее забрала скорая помощь и про какого то Андреса, который играл неизвестную для него роль в ее жизни, он так и не услышал.
- Кто такой Андрес? – «Это не я спросил, нет мне не интересно. Вот сейчас возьму и скажу, что это не важно, скажу… Бустаманте, ты что онемел, немедленно говори эту фразу!!! »
- Это ее бывший муж. – Бросила брюзгливо Миа. Видно было, что девушка не питает к этому человеку ни малейших симпатий.
- Муж? – «Бустаманте!!! Либо ты немедленно уймешься, либо потом… Боже они говорят что Марицца замужем, точнее была. Интересно что же между ними произошло… Нет! Мне это не интересно. Я ничего не спрошу. Она – это мое прошлое, а минувшее на то ним и есть, что бы про него не вспоминать».
- Да, муж. Наверное, худший из всех мужей. – Мануэль не стал упоминать, что пятый. Он заметил, что Пабло и одного плохо переварил, а пять просто смертельная доза. Он с трудом сдержал улыбку, наблюдая за бурей эмоций на лице друга, а это ему стоило больших усилий.
- Я попробую еще раз дозвониться ей на мобильный. – Проронила Миа покидая комнату.
Она с плохо выносила присутствие Мануэля. А тут еще эти его странные улыбочки, разговоры хриплым тоном, а еще и эти коленки предательски дергались будто через них ток пустили. Да и пальцы тоже не лучше – так дрожат, что и номер набрать не получается. Громкое пиликанье раздалось по всему коридору и Миа, не успев набрать нужный номер, ответила на звонок.
- Алло!
- Милая это Томас. Где ты пропадаешь, я уже целый час ищу тебя.
- Я в больнице. Представляешь, сбила человека.
- О Боже. Кого? Как обстоят дела.
- Все хорошо. Нога сломана, а остальное чепуха. А зачем ты меня искал.
- А да. Совсем забыл. Позвонили из больницы святой Соледат, там Марицца. Дела плохи. Я с самого утра с ней, она никак не придет в себя.
- Что с ней? – Дрожащим голосом прошептала вопрос Миа задыхаясь от душащих слез. Если бы он ее сейчас увидел, то ничего не сказал, девушка была не в себе и ей тоже требовался доктор.
- Отравление лекарствами. Она в тяжелом состоянии, скорую вызвали слишком поздно. Миа… Миа ты меня слышишь? Миа!…
Но девушка уже давно выронила телефон, и сама приземлилась рядом с ним, в бессознательном состоянии.
Пабло и Мануэль услышав грохот, не могли остаться безучастными. Открыв дверь они увидели Мию и уже собравшихся возле нее медсестер.
- Все в порядке, она просто потеряла сознание. – Сказала самая молоденькая медсестра.
- А что произошло? – Спросил Пабло.
- Она говорила по телефону и, скорее всего, известия пришлись ей не по душе. – Пояснила уже другая женщина и подсунула ей под нос ватку, смоченную раствором аммиака.
Миа отвернула голову и пролепетала что-то невнятное, но напоминающее сожаления о потере лучшего нюха на духи. Потом, когда она окончательно пришла в себя, то ничего не говоря, залетела в палату Мануэля и, кипя от гнева, начала свой монолог.
- Знаешь Агирре, ты меня уже достал. Я понимаю еще когда ты врал мне в колледже. Не спорю тогда я была полной дурой и верила всему, что говорят. Но это уже перебор. Почему ты мне не сказал, что Марицце настолько плохо? «Не волнуйся, ничего страшного». – Миа была просто не в себе от злости.
- Я подумал…
- Не тем ты думал. – Перебила девушка, которая явно желала продолжить свою тираду.
- Миа успокойся. – Встряхнул ее за плечи Пабло. Он дождался пока она не утихнет, и после этого продолжил. – А теперь объясни что же, в конце концов, произошло.
- Марицца в больнице в тяжелом состоянии. Она не приходит в себя, а врачи не уверенны, что все закончится благополучно.
- Неужели все так плохо? – Выдохнул Мануэль и почувствовал, как в груди у него что-то сжалось.
- Я не знаю деталей. Мне звонил Томас, он там с самого утра.
- В какой она больнице? – Спросил Пабло у которого от полученной информации едва приступ не случился.
- Не знаю, этого я уже не слышала. – Покраснела девушка.
- Перезвони ему. Он, наверное, волнуется. – Подсказал Пабло удивительно спокойным и ровным голосом. Миа так и поступила. Она машинально быстро набрала номер и после нескольких гудков заговорила.
- Алло!… Да Томми это я… Не волнуйся милый, со мной все в порядке… В какой вы больнице Мари? Ты говорил, но я не расслышала… Уже еду. Есть какие-либо изменения в состоянии… Ясно.… Все, целую… Я тоже.
- Как там она? – Спросил Мануэль стараясь не обращать внимания на только что прослушанный разговор.
- Никак. Без изменений. – Выдавила из себя Миа и, немного успокоившись, продолжила. – Она в больнице святой Соледат. Это недалеко, на соседней улице. Я сейчас еду туда. Пабло ты со мной?
- Нет. – «Да». – Я останусь с Мануэлем. – «Миа, пожалуйста, уговори меня!!!»
- Ну как знаешь. Я перезвоню как только если что-то узнаю.
- Мы будем ждать. – Серьезно сказал Мануэль с наполненными страхом глазами.
Пабло посмотрел ей в след, и попробовал проанализировать все что произошло, но ничего не удавалось.
- Не понимаю. – Выдохнул он все еще смотря в след бывшей однокурснице.
- Чего ты не понимаешь? – Спросил Мануэль, изучая реакцию друга. «Да чтоб мне лопнуть на этом месте, если он не переживает больше нас всех».
- Да так, не обращай внимания. Просто не пойму, что такого может произойти с Мариццой, что ее забирают в больницу.
- Многое. – Печально ответил Мануэль прокручивая все неприятности у себя в памяти.
- … «Я не стану спрашивать, я не стану спрашивать. Мне не интересно! Бустаманте, только попробуй!!!» А что именно?
- Всего сразу и не вспомнишь. – «Долго же ты боролся с собой! Ха! Я так и знал, что ты к ней и по сей день неравнодушен. Интересно, много ли ты пропустил?» – Ты хоть знаешь что это не первый ее брак?
- Она была и раньше замужем?!
- Да. – «Так, с ним надо быть полегче, а то у меня сейчас будет новый сосед по палате. С чего это он вдруг так реагирует на прошлое Мариццы?» – И не один раз! – «Мануэль по легче – это не так!»
- И сколько же у нее было мужей? – Самым безразличным тоном, на который он только был способен в этот момент спросил Пабло присаживаясь на край кровати.
- Пять. – Осторожно сказал Мануэль не уверенно посматривая по сторонам.
- Сколько?!! – Подскочил Пабло с кровати. Мануэль сказал про себя несколько ругательств относительно своего длинного языка и постарался предать себе самый невинный вид. – Пять!!! – Продолжал бушевать Пабло. «Пять мужей. Да она на рекорд идет. А я то… Я…»
- Что ты? – Спросил изумленно Мануэль.
- Мне казалось, что я это подумал.
- Нет, ты это проорал, да еще так, что, скорее всего, сюда с минуты на минуту прибегу медсестры.
- Пять мужей? – Как то жалобно переспросил Пабло.
- Знаешь Пабло, я тоже не в восторге от того, как Марицца калечит свою жизнь. У нее что не брак, так моя головная боль. У нее мания находить себе каких то придурков. Первый алкоголик, второй… Про него я ничего не знаю, мы не успели познакомиться их брак продлился всего неделю. Третий больше похож на супермена. Нет, он вовсе не спасал всех от разных ненастий, у него необычная тяга к журналисткам, причем иногда такая сильная, что одной за день не обходилось. Четвертый Диего, наш однокурсник. Не помню как он уговорил ее стать его женой, но и с ним она долго не прожила – до двух лет не дотянула каких то пару месяцев и подала на развод. Причина – невообразимо красивый актер Андрес Магио. Я вздохнул с облегчением когда ее семейная жизнь наладилась, но что то между ними уж произошло и их брак разлетелся на миллионы осколков.
- Марицца так его любила, что решила покончить жизнь самоубийством после развода? – С иронией спросил Пабло намекая, что Марицца не способна на такую любовь.
- Нет, она его любила или думала, что любила. Но когда он подал на развод, то и глазом не повела. Он сына ее забрал.
- У нее есть ребенок? – Мануэль видел как больно об этом было слышать несчастному парню, но раз он решил рассказать ему все, так незачем скрывать детали.
- Да, мальчик. Хорошенький такой. Ну в общем он выиграл суд и забрал ребенка. Марицце разрешили видеться с ним не больше раза в месяц.
- И она этого не пережила.
- Да вроде все было в порядке, только она успокоительного много принимала, наверное, организм не выдержал. – Закончил Мануэль рассказ и посмотрел на друга изучающим взглядом. «Ха! Да ты Пабло как я посмотрю, тяжело влюблен».
- Успокоительного. – Повторил Пабло, но сам находился уж очень далеко. «Значит пять мужей и ребенок… Да Спиритто, ой Андраде или уже и не то не другое? Хорошо живешь. Меня наверное и не вспоминала за эти десять лет. А зачем? Это у меня диагноз – пожизненно, а у тебя все быстро проходит».
- Пабло!!! – Уже орал Мануэль.
- Ты что так кричишь?
- Да тебя по другому не дозовешься! Мобильный пищит. Посмотри, может это Миа.
Пабло так и поступил, но звонила не Миа, а Марина. Так не хотелось с ней говорить именно сейчас.
- Да это я. Нет у меня со здоровьем все хорошо, а почему ты спрашиваешь? Что?!! Прости тут такое произошло, что я про все забыл. Я сегодня может и домой не приеду… Не сердись, у меня друг в аварию попал. Завтра к тебе зайду и все расскажу… Целую.
- Не Миа. – Констатировал Мануэль и так улыбнулся, что у Пабло просто руки зачесались стереть эту ухмылку, но тут мобильный снова зазвонил.
- Миа. – Столь же ехидно улыбнулся Пабло подымая трубку.
- Что она говорит? – Встревожено осведомился Мануэль. Пабло только махнул рукой, мол, не мешай, и продолжил внимательно слушать. – Ну! – Не унимался больной, вслушиваясь в разговор.
- Уже лучше. – Наконец соизволил ответить Пабло выключая телефон. Угрозы для жизни нет, но еще не известно чем все закончиться. Ей сделали промывание желудка. В себя еще не пришла.
- Отвези меня к ней.
- Что?!
- Я сам туда не смогу добраться. – «И у тебя самого не найдется причины, вот я и себе и тебе помогу».
- Ты говоришь так будто тебе не к подруге надо, а к возлюбленной. – Съязвил Пабло намекая на Мию, но Мануэль понял его по своему.
- Ну тебе же не известно почему она с мужем развелась! – «Один – один играем дальше. Ой как мы побелели, ну ладно, сейчас развею твои сомнения».
- Попрошу вас покинуть палату. Пациенту нужен покой. – Закомандовала старшая медсестра, уже выталкивая Пабло за двери.
- Стойте. – Остановил ее успевший прийти в себя парень. - Я и сам пойду.
- Нет, не пойдешь, сначала подбросишь меня к больнице святой Соледат.
После долгой полемики Мануэлю все же разрешили покинуть больницу, а Пабло нехотя согласился отвезти его к Марицце. По дороге они молчали и у каждого для этого были свои причины.
«В начале осведомлюсь о состоянии Мариццы, а потом поговорю с Мией. Но она же с мужем… Ну и что? Мы же только друзья. Ну во всяком случае Томи так думает. Да и она так думает… Как же хочется побыть с ней наедине, без лишних глаз и ушей. Что то Паблитто подозрительно притих. Наверное о Марицце думает. Как бы мне не забыть, что мне должно стать хуже когда буду выходить?»
«Интересно как так получилось, что Марицца и Мануэль закрутили роман? Он наверное и виноватым себя чувствует за то, что из-за него у нее ребенка отобрали. Как волнуется. Гад, а я его другом считал! Еще и здоровьем своим прикрывается что бы я ему помог попасть к моей любимой!!! Нет. Я этого не говорил, то есть не думал. У меня есть девушка, завтра я сделаю ей предложение и мы поженимся. А про Мариццу мне пора забыть, как про дурной сон. Десять лет жил без ее сумасбродства и еще проживу. Что это он скалится? Наверное о ней вспоминает. Ох и подмывает же меня повторить ту же операцию и со второй его ногой. Так Бустаманте ничего подобного ты делать не станешь! Как бы не хотелось! Даже мысленно!!!»
- Пабло останови возле цветочной лавки. – Неожиданно попросил объект его мысленных издевательств.
- Зачем?
- Нужно цветы купить. Она придет в себя, а вокруг цветы, ей понравиться!
- Хорошо. – Прорычал он приостанавливаясь. Пока Ману указывал ему какие цветы купить Пабло переломал ему в уме руки и ноги в трех местах, причем медленно. И уже практически дошел до шеи, но потом все же передумал – друг как ни как. Когда они наконец добрались до больницы оба были на иголках и Ману чуть не забыл про свой план.
- Пабло! – Тревожным голосом проговорил заговорщик. – У меня что то с ногой.
- Она у тебя сломана! – Огрызнулся тот не обращая внимания на актерские старания друга.
- Нет, она стала болеть еще больше.
- Наверное, действие обезболивающего проходит. – Разумно заметил Пабло открывая ему двери машины.
- Я не могу идти. – Мануэль уже включил все свои актерские способности. «Ну же дружище, давай прояви всю свою дружескую любовь и поддержи меня в беде».
- Сейчас позову санитаров. – Выкрутился Пабло.
«Чурбан бесчувственный!» – Бедняга чуть не лопнул от досады. Но уже возле входа Пабло все же решил передумать и вернулся.
- Ладно, я помогу тебе. У меня хоть времени и мало, но есть важная новость, а для этого нужно что бы все были вместе.
- И что за новость?
- Вот вмести со всеми и узнаешь. Слушай, а ты костыли не пробовал использовать?
- Зачем мне костыли, когда рядом верный друг?
- Ну… – И они продолжали свой разговор пока добирались до места назначения.
Миа сидела в коридоре и едва находила себе место от волнений. Томас говорил по телефону и нервно оглядывался на жену. А когда в коридоре появился Мануэль с Пабло, то чуть вообще его не выронил.
- Пабло! Ману! Радостно пошел на встречу друзьям Томи. Как давно не виделись.
Началось нечто напоминающее встречу выпускников, но их резко остановила Миа.
- Вы что совсем с ума сошли? Я тут места себе от переживаний не нахожу, а вы обнимаетесь!
- Прости Миа, мы просто не виделись столько лет!
- Пабло, твои ухмылки вовсе не к месту! – Миа была непреклонной.
- Ману! Да у тебя нога сломана! Что случилось?
- Машина сбила.
- Да ты что? Кстати, Миа тоже сегодня кого то сбила, но за этой суетой я так ничего и не понял.
- Да я уже в курсе.
- Откуда?
- Она сбила меня.
- Это просто невозможно! Вы мужчины или тарахтушки? – Миа просто была готова вскипеть от негодования. – Я вас сама отсюда выставлю, если сейчас же не успокоитесь.
И все молча подчинились ей. Ману конечно со всех сил старался делать вид, что он безумно рад видеть Томаса, но это у него не очень получалось. Ему так хотелось вручить розы Мие, но его поступок вряд ли кто то поймет.
«Томас может и не заметить. Ну да! Он вроде еще не совсем слепой. Хотя Марицце они сейчас нужней. Точно, а Мие я потом подарю, когда Томаса не будет рядом. И тогда мы и поговорить сможем».
«Как бы мне поскорей отсюда смыться? А что если меня попросят зайти к ней. Отказать будет некрасиво. Интересно, а она изменилась? Волосы наверное уже фиолетовые с ее то любовью к неординарности это наверное именно то. Что это Ману там засуетился?»
«Боже, зачем он приехал? Я так надеялась, что сегодня он останется ночевать в больнице. Надо было сильнее сбивать, что бы не в состоянии был! Миа, о чем ты помышляешь? Разве так можно? Хотя… Все! Успокойся. Не получается. Ну как он мог так встретиться с Томасом? А ты что ожидала боев без правил посреди больницы? Нет. Ну хотя бы натянутость между ними должна быть. Миа, ты нехороший человек!»
«Как не вовремя Марицца отравилась. Сегодня я должен был встретиться с Пилар и выяснить наши с ней отношения раз и на всегда. Похоже она не поверила в то, что случилось с Мари и теперь мне к ней не пробиться никогда. А если я сделаю фотографии, то она мне поверит? Томас – это извращение.»
Вот приблизительно такие мысли были у них в голове, пока они ждали возвращения врачей.
Андрес тоже был извещен о случившемся и сейчас ломал голову над тем, как поступить в сложившейся ситуации. Он любил ребенка, но он и частично не давал ему той любви, которой каждый день его одаривала Марицца. Да и еще его вечная работа, которая иногда отнимает у него все время. Приходиться оставлять малыша на нянек. А чем нянька лучше родной матери? Да ничем.
А все его гордость. Ему так хотелось, отомстить ей за нанесенную обиду. Андрес любил Мариццу больше всего живого на земле и верил, что она испытывает к нему те же чувства. А потом оказалось, что у нее только одна любовь и на всю жизнь: первая и последняя. А то, что именем этого ненавистного для Андреса человека она назвала их ребенка, стало для него последней каплей. И вот сейчас та которую он любит не смотря ни на что находится в больнице и жизнь ее в опасности.
Не долго раздумывая он решил поехать к ней и пообещать отдать сына, только бы с ней все было хорошо!
Так он и сделал. Сел в свой Мерседес и направился в больницу. У него было несколько знакомых и они помогли ему пройти в палату Мариццы так, что бы его никто не заметил. И все получилось.
Она была бледной и все еще без сознания. Вся в трубочках, а специальные машины постоянно издают ритмичный звук, который оповещает, что пока еще все в порядке. Андрес сел на край постели и взял ее маленькую ручку в свою. За что он полюбил ее? Никто не знал ответа на этот вопрос. Только вот судьба, бесстыжая тетка, все решила сама не посоветовавшись ни с кем. Каждый день он только о том и думал, как бы они были счастливы, если бы она его любила. Ирония судьбы – он всеми любимый и обожаемый актер, не может добиться любви собственной жены. Сколько раз он раскаивался из-за столь импульсивного поступка – подать на развод. А она не раздумывая, даже с радостью приняла его. Гордость. Всему виной гордость. Если бы он хотя бы немного уступил, то и сейчас бы они жили вмести и счастливо. «Как хочется, чтобы она была счастлива, но, не смотря ни на что, счастлива именно со мной».
Эгоистично? Может быть. Но ведь не противоестественно.
И за своими раздумьями Андрес совсем не заметил, как в палату кто то зашел.
Миа была выведена из равновесия, после того как увидела причину всех несчастий сестры рядом с ней. У нее руки непроизвольно потянулись для нанесения удара. Но Андрес все же вовремя среагировал.
- Ты что? Совсем из ума выжила? – Взорвался он.
- Я еще и не на такое способна. Уноси отсюда ноги пока можешь. Поверь, я сделаю все возможное, что бы ты больше не смог и глазом ее увидеть.
- Не угрожай мне. Смотри, не то я применю те же санкции по отношению к тебе.
- Сейчас совет. Хочешь остаться цел – катись отсюда пока тебя не видели парни.
- Кто?
- Мануэль…
- Ничего он мне не сделает.
- … Томас…
- Ему и смысла нет.
- Есть, особенно если с ним его лучший друг.
- И кем же является лучшим другом твоего благоверного?
- Пабло Бустаманте.
Такого эффекта она не смола бы добиться даже если переехала его грузовиком. Андрес весь побелел, руки непроизвольно сжались в кулаки, желваки задергались. Миа даже немного испугалась за свою судьбу. Ей показалось, что парень сейчас побьет ее. Когда-то она искренне считала его хорошей партией для Мариццы, но он не оправдал ее надежд. Она, конечно, подозревала, что расстались они именно после того, как Андрес узнал в честь кого она назвала их сына и даже оправдывала его, но перестала отстаивать его позиции как только он решил забрать малыша у матери.
Ей доставило определенное удовольствие созерцать реакцию парня (естественно, после того как она поняла, что ей он ничего не сделает). Но тут она услышала шаги приближающихся Пабло и Томаса, которые несут на себе Мануэля и действительно встревожилась. Она даже предположить не может того, что сейчас может произойти. Вот так она все думала и думала пока в комнату не зашли трое вышеупомянутых.
- Ты! – Прорычал Мануэль занимая боевую позицию на спинах друзей.
- Надеюсь уже уходишь!? – Не менее воинственно продолжил мысль друга Томас. Миа «помогла» Андресу выйти пока в палате больной не начались побоище.
Пабло вовсе не хотелось оставаться в больнице, тем более ему не хотелось заходить в палату… Даже имени ее не хотелось вспоминать. А тут еще эти начали выяснять отношение с каким то парнем, сидевшим в этой ненавистной палате.
- Кто это был? – Спросил Пабло совсем забыв, что ничего не хочет о ней знать.
- Андрес. – Процедил Томас. – Бывший муж Мари, редкая скотина.
Говорилось же, не спрашивай, если не хочешь знать ответ. Значит вот он какой – Андрес. Нельзя не признать – красивый. Только что он здесь делает?
- Что он здесь делал? – Спросил вместо него Ману.
- Не знаю, я не успела спросить. Да и какая разница!
Как по молчаливому соглашению они все вместе подошли к постели и посмотрели на нее. Все кроме Пабло. Он не мог. На мгновенье безумно захотелось выгнать всех из помещения и просидеть у ее постели до скончания дней своих. Так хотелось увидеть ее – и этот придурок Томас закрыл своей спиной всю картину – но здравый смысл, с которым в последнее время Паблитто очень дружил, не позволял ему этого сделать. Поэтому промямлив что то невнятное даже для самого себя он окинул комнату и направился к своей машине. «Уехать прочь, и покончить с этим кошмаром раз и навсегда. Хватит мучить свою душу – это просто невыносимо. Марицца для тебя умерла, смирись с этим».
И так он думал пока не врезался в кого то.
- Извините я… – Пабло не договорил. На него смотрел не менее шокированный Андрес.
- Пабло Бустаманте я полагаю. – С приличной дозой отвращения в голосе произнес уже пришедший в себя парень.
- Совершенно верно. А вы кто? – Настолько безразлично спросил вышеупомянутый, что можно было с уверенностью сказать – ему это параллельно. Андреса это не просто задело, это его взбесило. Но тем не менее он нашел в себе силы ответить.
- Андрес Масаглио, приятно познакомиться. – Стоит ли упоминать, что на самом деле это вовсе не так? По правде говоря, Андрес уже мысленно представлял себя на одном ринге с Пабло и естественно побеждал единственный и неповторимый Андрес. Приблизительно такое же творилось и в голове Пабло, да только побеждал в его представлениях вовсе не Андрес. – Как она? – Отчего то очень робко прозвучал вопрос.
- Не знаю, я не видел ее. Врачи говорят, что все будет в порядке.
- Это хорошо. Я чувствую себя таким виноватым за это.
- Значит, на это есть причины. – «Он что душу мне собирается выливать? Я ему не водосточная труба и тем более не яма для помоев. Как бы поскорей уйти?»
- Я очень хочу что бы она была счастлива. Я люблю ее по настоящему.
- Извини…
- Я конечно эгоист, но так случилось, что не я ее судьба и со мной она не станет счастливой, поэтому я отступаю. Передай ей от меня эту записку. Только не давай читать Мие и не читай сам. Я очень прошу.
Вот так он и ушел, оставив Пабло с запиской в руках и безумным желанием прочесть ее. «Тебя очень попросили не читать ее. Ну и что? Я ничего не должен этому человеку. Интересно, как это ты собираешься отдать записку сам знаешь кому? Передам через Мию. О да! Она то ее точно не прочитает. Знаю! Просто положу на столик пока она будет спать, ну после того, как Миа уйдет. И не прочитаю. Даже не загляну. Нет, разверну конечно, но только для того, чтобы посмотреть какой у него почерк – звезда ведь. Читать не стану. «Солнышко!..» – а он ведь сказал, что прощается с ней. Отступает и оставляет дорогу открытой для меня. Ну… то есть для другого!».
Пабло быстро свернул записку и вновь направился к палате Мариццы. «Постучу, отдам записку и уйду, даже слова не скажу. Ага, и Миа не прочитает ее. Да что такого может быть в этой записке? Не умру если прочитаю, да и слова, что читать ее не стану я не давал».
Пабло еще несколько раз прочитал записку, написанную на фотографии (причем такой красивой Пабло еще не видел) самой Мариццы. «Значит причина развода – я. Нужно немедленно поставить в известность Ману. Не то что бы я… Да я просто умру если не предъявлю ему об этом. Может позвать его? Да нет, вроде как то не удобно, ведь он навещает Мариццу. Ох и как же любовно он выбирал ей цветы!»

Солнышко! Не смотря ни на что я любил тебя и если уж суждено, то буду любить до конца дней моих. Ты – это самое прекрасное, что случилось в моей распланированной по минутам жизни. Твой мятежный и нестандартный подход ко всему помог мне пересмотреть свои взгляды на мир. Я знаю, как сильно я заставил тебя страдать и от всей души надеюсь, что ты сможешь простить меня. Я не со зла, просто очень сильно люблю и… и еще я эгоист, но ты ведь к этому привыкла? Просить тебя вернуться ко мне бесполезно, но все равно – я всегда рад тебе.
Я знаю, что жить не можешь без Пабло, поэтому с чистой совестью, я надеюсь на то, что мы с тобой сможем поговорить и выяснить все недоразумения. Позвони, как только сможешь.
Andres Magio

Бустаманте младший так увлекся своими мыслями, что даже не заметил как удивленно на него смотрит Миа. Еще бы! Девушка вышла за медсестрой (подальше от ацтека), а тут под кабинетом стоит уехавший двадцать минут назад Пабло с неимоверно довольной миной.
- Пабло? – Неуверенно попробовала Миа вывести друга из астрала – тщетно. И она решила добавить звука – помогло. Бедняга «от радости» аж подпрыгнул.
- Миа? Ты чего-то хотела?
- Да нет. – Растерялась девушка.
- Ну тогда… Да, кстати, я хотел у тебя узнать, почему Марицца развелась с Андресом.
- Из-за Пабло.
- Из-за меня?
- Ну и ты тут сыграл определенную роль. – На такой ответ парень сделал выражения лица: ничего не понимаю. – Понимаешь, Мари назвала сына Пабло, а когда Андрес увидел старые фотографии и сопоставил факты, то пришел к единственно понятному для него выводу. Ну и простить того, что сына в честь кого-то! Вот так.
- Аа-а-а-а… – Протянул Пабло, еще не понимая радоваться ему или расстраиваться. – Миа я вернулся для того, что бы поговорить с вами, давай зайдем в палату на минуту. – Что они и сделали и после коротких объяснений, что к чему Бустаманте начал: – Я приехал сюда для того, что бы сообщить вам одну новость. У меня есть девушка, и я собираюсь на ней жениться. Поэтому я вас лично приглашаю на свадьбу. Дату еще не согласовали, но я пришлю вам пригласительные где она будет указана. Я решил пригласить лично именно сейчас, потому что потом может не быть времени.
Все немного растеряно смотрели на него. И вообще картина сама по себе была достаточно странной: Пабло приглашает друзей на его свадьбу у постели больной Мариццы. Когда напряжение немного спало Томас торжественно согласился посетить этот праздник. Миа улыбнулась и тоже согласилась присоединиться. Мануэль долго молчал, а потом (вспоминая свое актерские обязанности) широко улыбнулся и радостно принялся поздравлять друга.
«Как радуется! А может сказать, что я пошутил? Плохая мысль. Нет, ну это просто противно – как можно так ликовать? Может не присылать ему приглашения, а то еще чего доброго с Мари притащится. Миа что-то не рада. А что, я кому-то что-то должен? Пабло, ты все делаешь правильно. Я даже Мариццу приглашу. Нет, не приглашу, в конце концов, я же не мазохист и издеваться над собой не желаю. Все, пора домой и немедленно, а не то чувствую, придется общаться с очнувшейся Мариццой. А за Мануэлем опять не видно ее лица».
Пабло попрощался с присутствующими и покинул больницу предварительно положив записку в цветы, которые Мануэль любовно выбирал почти час. Заехал в знакомый цветочный магазин и, купив прекрасный букет роз для Марины, отправился вымаливать прощения на коленях.
Томас смылся с больницы десятью минутами поздней и, решив что для работы уже поздно, наладился ехать к Пилар.
«На неделю переселю его в другую комнату. Нет даже на две. Оставить меня один на один с мексиканцем. Месяц! Нет, ну это уже перебор. Столько я и сама не выдержу… Но две недели точно!»
«Томи, как же я все таки тебя люблю. Ну ей Богу, золотой человек. Эх, жаль цветов под рукой нет, а у Мариццы уже не заберешь. Она такая красивая, когда злиться, а я точно знаю, что она сейчас очень злиться на Томаса. Так, приступаем к контратаке».
И только Мануэль собрался с силами (впервые за десять лет!) Марицца медленно открыла глаза и попыталась что-то произнести.
«Три раза «Аллилуйя». Марицца как я тебя люблю. На радостях можно даже Томасу сделать поблажку. Три дня. Думаю ему хватит».
«Нет! Нет, нет, нет, нет, нет. Ну только не сейчас. Ну поспи еще немного. Марицца! Подруга называется!»
Но девушка уже открыла глаза и как-то не очень внятно протянула нечто напоминающее просьбу подать воды. Разговор между друзьями продлился еще минут десять, после чего их попросила удалиться медсестра.
- Она не плохо выглядит. – Сказал Ману, восседая на кресле-каталке, которое Миа вежливо, но нехотя согласилась везти.
- Мари выглядела ужасно. Ты что не видел как ей плохо? – Возмутилась девушка и без того злая на пассажира все того же кресло-каталки.
- Она замученная, но в остальном все в порядке. – Настаивал Мануэль не желая уступать его очаровательной помощнице.
- Куда ты сейчас? – Вдруг остановилась Миа.
- Домой. В больнице мне делать нечего.
- Как это нечего?
- Меня выписали, под ответственность Пабло.
- А он об этом знает?
- Не совсем, но думаю, как-то переживет. Ты подвезешь меня?
- Что!?
- Ну, если ты не заметила, Пабло уже куда то уехал, а мне самому домой не добраться.
- Ману, мне домой надо. Мати остался дома один.
- Мати?
- Мой сын. – Ведро, нет, целая цистерна холодной воды на голову. И о чем он думал? У нее ведь есть сын которого она любит и из-за которого не уйдет от мужа. Неужели так всегда? Как только появляется толика надежды, как вдруг невесть откуда… Ай да какая теперь разница? Хотя про ее сына он никогда не забывал, но это напоминание с ее уст отшвырнуло его от нее очень далеко.
- Сколько это ему уже?
- Девять лет. – «Как он может так невозмутимо говорить о моем сыне? Наверное, он уже давно разлюбил меня. А чего я ждала? Что он будет сохнуть по мне и ждать даже когда я обращу на него внимание. Странно, что он еще не женат. Хотя, наверное, уже собирается. Ой, кажется что-то спрашивает».
- Миа! Эй, я по моему к тебе обращаюсь.
- Извини, я прослушала.
- Я спрашивал, где он учится.
- Мати? Там же где и мы в свое время. А ты собираешься жениться?
- То есть?
- У тебя есть девушка?
- Что за странные вопросы? Миа, можно подумать, что ты ревнуешь!
- Мы уже возле машины. Мне пора.
- Подвези меня. Я живу недалеко отсюда. – Миа согласилась. Помогла сесть в машину и отметила про себя что, либо он поправился, либо гипс очень тяжелый.
После долгого и неловкого молчания Мануэль, выдержав продолжительную мысленную дуэли с самим собой сказал:
- У меня есть девушка. И я… да что уж скрывать, по-моему я все-таки люблю ее. – «Все мексиканец, это конец, больше нет надежды». – Останови, вот мой дом. «Будь счастлива и прощай».
Больше они ничего друг другу не сказали.
«Я хочу что бы ты была счастлива. И я не жалею, что для этого разговора мне понадобилось 10 лет. Мне жить теперь будет намного спокойней. Я буду счастлив от того, что ты счастлива. Буду любить тебя…»

Категория: Фан-Фики | Просмотров: 1454 | Добавил: Jenny | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь
«  Март 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Друзья сайта
   Сайт мятежников, которые умеют творить
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz