http://rw-cool.moy.su
Главная | Фан-Арт | Регистрация | Вход
 
Суббота, 21.10.2017, 22:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Разделы дневника
Фан-Фики [42]
Фан-Рассказы [0]
Мини-чат
200
Наш опрос
Сайту нужны фото актеров, игравших с актёрами «Мятежного пути» в других сериалах?
Всего ответов: 221
Главная » 2008 » Май » 16 » «13 Фрагментов из жизни» или «О жизни по Гарсия Маркесу» (2 ч.)
«13 Фрагментов из жизни» или «О жизни по Гарсия Маркесу» (2 ч.)
00:48
ФРАГМЕНТ ’04-13
«НАСТОЯЩИЙ ДРУГ – ЭТО ТОТ, КТО БУДЕТ ДЕРЖАТЬ ЗА РУКУ И ЧУВСТВОВАТЬ ТВОЕ СЕРДЦЕ»
Мия смотрела на Мариццу и Лухан, замерев. Она ждала их реакции, но они упорно молчали. Марицца изумленно открывала и закрывала рот, а Лухан скептически приподняла бровь, изображая недоверие.
− Вы хоть что-нибудь мне скажете?!! – Наконец не выдержала Мия.
− Ты уверена? – Марицца тоже не особо верила сказанному.
− Вы не рады? – Губки задрожали, предвещая истерику. – Я делюсь с вами таким, а вы?!!
− Мий, ну что ты! – Лухан обняла ее!
− Верим, конечно! – В один голос сказали девушки.
− И очень рады за тебя. – Обняв сестер, сказала Марицца. – Просто в свете тех обстоятельств, которыми сейчас с тобой поделится Лухан, ты поймешь, почему мы так отреагировали.
− Понимаешь, Мия, я тоже… – Скромно улыбаясь, сказала Лухан.
− Как?! Ты тоже?
− Да! – Девочки запищали и начали обниматься.
− Класс! Обе мои сестры – беременны! – Мечтательно посмотрев на обоих, заявила Марицца. – А какой у вас срок?
− Три недели. – Выкрикнула Мия.
− И у меня тоже! Ровно три недели! – Радовалась Лухан.
− Ну вы даете! – Марицца схватила со стола яблоко и, смачно надкусывая его, продолжила. – Скоро у вас начнется токсикоз, повышенный аппетит, сонливость, капризы…
− Тебя послушать, так у тебя вообще хроническая беременность! – Рассмеялась Лухан.
− Это почему? – Удивилась Марицца.
− Ну если забыть про токсикоз, то это у тебя все признаки на лицо: аппетит хороший, даже очень, капризничаешь, сонная ходишь…
− Это все из-за института! – Обиделась девушка. – Я не успеваю покушать, не высыпаюсь, кстати, отсюда и раздражительность! Хотя если следовать твоей логике, то беременный у меня Пабло. Голодный постоянно – не прокормишь, настроение ужасное, хоть с дому убегай, а сонный… ну это уже я стараюсь… – девушка мечтательно улыбнулась. – И кстати последнее время его подташнивает.
− О! Ну у вас все не как у людей! – Лухи дружески хлопнула ладонью по плечу рыжей, от чего последняя подпрыгнула на диване как баскетбольный мячик, Лухан никогда не рассчитывала сил. Возмутиться она не успела, вторая сестричка залезла на ее диван и, притулившись, спросила.
− А ты не хочешь? – Заговорчески прошептала Мия ей на ухо, но Миин шепот это такое нечто, которое тяжело не услышать, особенно присутствующим с ней в одной комнате.
− Чего хочу? – Таким же образом спросила Марицца.
− Ну как? Ребенка!
− Только в комплекте с мужем, который будет в состоянии быть отцом.
− Ну так поженитесь с Пабло! – Предложила Мия.
− Да ты что?! – Сказала рыженькая таким тоном, словно ей только что предложили нечто невероятно гениальное. Мия улыбнулась и довольно закивала головой. – И как я раньше не додумалась до такого? – С издевкой, продолжила она.
− Ай, какая ты. – Обиделась блондиночка, возвращаясь в свое кресло.
− Не дуйся на нее! – Лухан обняла Мию, а Марицца чуть не лопнула от досады. – Это она нам с тобой завидует.
− Да! Мы будем с тобой ходить вместе к доктору, – Лухан согласно кивнула, а Марицца закусила губу, – делать зарядку, – Лухан снова кивнула, а Марицца уже нахмурилась, – и каждый день шоппинг! – Лухан увлекшись кивнула, но потом в ужасе расширила глаза.
− Какой шоппинг? Зачем?
− Как зачем? Мы будем самыми красивыми беременными в Аргентине! А для этого нужно купить соответствующие наряды! И еще, мы же должны купить пинеточки, распашоночки, колыбельку, игрушки, бантики…
− А если будет мальчик? – Марицца хохотала, видя расплывающееся в ужасе лицо сестрички.
− Если мальчик, то… то… А что мальчикам покупают? – Мия было все равно кого, лишь бы только был повод покупать. У нее вообще была невероятно высокая покупательная способность.
− Марицца, а почему ты не хочешь выходить за Пабло? – Лухан все переваривала реплику Мариццы.
− Потому что он еще дите! Рано ему. Он… он… Вот Маркус – идеальный муж. Он у тебя организованный, спокойный, отличный семьянин. Ману – ну что тут говорить? Парню уже двадцать четыре, Мия за ним, как за каменной стеной. А Пабло? Ну с ним же не знаешь что завтра ждать! Толи он из института уйдет, толи красный диплом получит. Он непостоянный, ветреный, совсем не думает о том что куда нужно купить и где какой гвоздь забить. Я конечно, утрирую, но общий смысл в этом. Не готов он к такому, понимаете?
− А ты готова? – Мия наивно и по-детски смотрела на Мариццу, из-за чего у той в голове проскочила мысль, что девочка сама еще не готова к тому, что скоро станет мамой и Мануэлю придется воспитывать двоих детей одновременно.
− Я? – Марицца пожала плечами. – Нет, наверное. Да и не думала я. Не, я пока не хочу. Вот закончу институт – другое дело. Да и о свадьбе мы с Пабло еще и не думали.
− Пойдешь с нами в больницу? – Спросила Мия, рывком подпрыгивая с кресла.
− Мама дорогая! Мий, ты что так прыгаешь? Ребенок раньше времени выскочит. – На правах старшей сестры (аж на целых два часа!!!) начала отчитывать ее Марицца. – А зачем в больницу?
− Ну как зачем?! – Поразилась Мия. – Мы с Лухан должны сдать анализы, стать на учет. Лухан, а у тебя есть свой врач?
− В смысле гинеколог? Нету…
− У нас будет один!!! – Хлопая в ладоши, заключила Мия.
− Боже, какая радость. – Имитируя радость вялым голосом и подавляя зевок, сказала Марицца.
− Так ты с нами? – Мия уже бежала марафетиться.
− И что я там забыла? – Рыженькая скучала. Её задевало, что теперь у ее сестер больше общего друг с другом, чем с ней.
− Как что? Нас! – Обняла ее Лухан. – Ты будешь помогать!!!
− Как? Помогать гинекологу? Спасибо, не вставляет!
− Морально!
− Ну… можно, но только не долго. Меня свой ребенок дома ждет. Он у меня голодный и с токсикозом.
− А животик у него растет?
− Еще как! Скоро и пресс невидно будет.
− Ужас! – Сокрушилась Лухан.
− Зато такой мягонький. – Довольно прищурилась Марицца.
− Я готова! – Мия материализовалась перед их глазами уже одетая во все белое. Лухан с Мариццой переглянулись, и одновременно посмотрели на часы.
− Ты это видела?
− Пять с половиной минут… Я в шоке… это рекорд… Это надо записать, зафиксировать! Обзвонить всех друзей и рассказать.
− Я вас не слышу! – Мия задрала носик и пошла к двери. – Ну сколько можно вас ждать? – Оглядываясь на пораженных сестер, спросила она.
-----------------------------
Марицца лежала на диване, скорбно глядя на двери. Пабло еще не было дома и она занималась невероятно важным делом – лентяйничала. Телефон разрывался: попеременно звонили донельзя счастливые Мия и Лухан, но она активненько игнорировала их нежные порывы.
Самым важным ее занятием было на данный момент это узнать количество лепки на потолке и усиленные попытки заснуть. Но она постоянно сбивалась где-то на двадцати пяти, а сон так не собирался осчастливить ее своим присутствием.
Пабло зашел в квартиру, звучно хлопнув дверью. Досчитал до пяти, но Марицца не кричала и не грозила порешить его за то, что он чуть не сорвал дверь с петель. Пройдясь по комнатам, он нашел её мирно дрыхнущую на диванчике, а рядом мобильник с отключенным звуком. На дисплее красовалось 43 пропущенных вызовов.
− Сорок три?! Это сколько ж ты спишь? – Мобильный опять зажужжал и Пабло поборовшись с любопытством целых 3 секунды ответил. – Алло!
− Э… Э-э-э. А Марицца?
− Марицца спит, как сурок. А что случилось, Мий?
− Да нет… я потом перезвоню.
− А почему… Мий! – Но та уже отключилась.
− Ну что ж ты так шумишь? – Зевая и потягиваясь, спросила девушка. – Сколько время? Шесть часов?!!! Ты где был?
− Как где? У Томаса! С его невестой знакомился…
− Ну и как?
− Что?
− Кто! Невеста как?
− Никак. Обычная такая, ничего в ней особенного. Правда умненькая, но… скучноватая.
− Это ты так о невесте друга? Жестоко.
− Ну звиняй, я тебе честно сказал. А ты чё дрыхнешь средь бела дня? – Он сел на диван положив ее ноги себе на колени.
− Устала. Попробуй ты вынести Мию в пике ее задора. Это как вечный двигатель, не устает, она и Лухан измотала. А теперь у нее энергии за двоих.
− Это ты о чем?
− Мия – беременна. – Траурным голосом оповестила Марицца.
− Какая печальная новость. Просто конец света! – Пабло же веселился.
− И Лухан тоже. – Еще тише сказала Марицца, привставая и пряча лицо на его плече.
− Ничего себе! Это они как так подгадали? Ну а ты чего киснешь? Это же замечательно! –Пабло обнял совсем расстроившуюся Мариццу, но она вырвалась и пошла в ванную. – Цяця, что такое?
− Ну это… – Она шмыгнула носом.
− Что?
− Я того… – Она начала кашлять.
− Чего?
− Немного.
− Я не понимаю.
− Вот новость то!
− Ты можешь мне вразумительно ответить чего того немного?
− Ну в общем… э-э-э…
− Слушай, ну рожай быстрее!
− Раньше срока, никак! – Выпалила Марицца, и ее лицо полностью слилось окрасом с волосами.
− Не понял.
− Нашел чем удивить.
− Какая же ты вредная!
− Так! Живи, пока дышится, а то я сейчас как разозлюсь.
− Ты можешь мне четко сказать?
− Что?
− Ну… Это… – Пабло забегал глазками.
− Что это? – Марицца растянула губы в улыбке, маленькая месть подняла ей настроение.
− Ты того?...
− Чего?
− Ты специально?
− Что специально?
− Ты беременна? – Еле слышным шепотом спросил Пабло.
− Да. – Начиная плакать, призналась Марицца.
− Это плохо?
− Не знаю.
− Так узнай!
− У кого? – Уже приближалась к истерике Марицца.
− Ну не знаю! У кого такое узнают?
− А что ты вообще знаешь? – Истерика прекратилась так же быстро, как и началась. – У меня адреса нету!
− Чьего?
− Того, у кого узнавать надо!
− ЧТО?! – Буквально взревел Пабло.
− Тихо, Бустаманте, тихо. – Попятилась Марицца.
− Кто?
− Что кто?
− Кто он? – Пабло же наступал.
− В смысле?
− Отец?
− Чей? – Марицца не понимала, что так разозлило Пабло. Не понимала она и сто он от нее добивается.
− Меня сейчас порвет как хомячка! Я в последний раз спрашиваю, кто отец ребенка?
− Что???!! – Марицца от возмущения резко побелела.
− Понял! – Резко меняя выражения лица и обнимая ее, сказал Пабло. – Но ведь это значит… – По лицу Пабло расползлась невероятно счастливая улыбка. – Я стану папой?
− Ну если хочешь, то можешь и мамой. – Бурчала Марицца.
− Цяця! Я люблю тебя!!! А какой срок? – Целуя ее в макушку, спросил Пабло.
− Не поверишь… три недели.

ФРАГМЕНТ ’05-13
«ХУДШИЙ СПОСОБ СКУЧАТЬ ПО ЧЕЛОВЕКУ – ЭТО БЫТЬ С НИМ И ПОНИМАТЬ, ЧТО ОН НИКОГДА НЕ БУДЕТ ТВОИМ»
Пабло наблюдал за перемещениями невесты по квартире и старался не привлекать ее внимание. Сегодня они шли подавать заявление на регистрацию брака… четвертый раз. Марицца ужасно злилась и постоянно раздражалась.
− Так! Пабло, ты готов или я состарюсь ожидая тебя у двери. – Даже не доходя до нее, уже кричала рыженькая.
− Уже бегу! – Пабло в два прыжка оказался рядом и, забрав у нее сумки, схватил ключи. – Я закрываю квартиру, а ты иди лифт вызывай. – Она что-то недовольно буркнула и пошла к лифту. – Ну успокойся. Что может случиться теперь? Не нервничай, не переживай, это вредно и для тебя и для ребенка.
− Пабло, ты что там возишься столько с дверью? В скважину попасть не можешь?
− Не могу! – Психанул парень, но тут же прикусил себе язык и спокойнее добавил. – Прости, нервничаю.
− Нервничает! Быстрее пошли, быстрее.
Доехали они молча. Марицца благородно уступила Пабло место у руля и позволила пойти узнать, можно ли подавать заявление. Вернулся он быстро и широко улыбаясь позвал ее, утверждая, что все в порядке.
− Здравствуйте. – Начала достаточно миловидная женщина лет 45. – Пожалуйста, Ваши документы. – Марицца потянулась за паспортом, а Пабло довольно смотрел на нее.
− Вот. – Она протянула свой паспорт.
− И все? – Удивился Пабло.
− А что еще?
− А мой? – Пабло улыбнулся, но напоровшись на взгляд любимой быстро повернулся к женщине и спросил. – А водительские права вам подойдут?
− Молодой человек, вы б еще свидетельство о рождении принесли.
Пабло спиной почувствовал взгляд Мариццы. Когда он оглянулся, то она уже вылетала из комнаты. Большое здание с длинными коридорами имели отличную акустику, так что пока они шли к машине, всем сотрудникам было что послушать.
Но к вечеру настроение любимой из гневного и раздраженного трансформировалось в подавленное.
− Нам, наверное, не суждено пожениться. – Хныкала она.
− Ну что ты? Это просто испытания, которые мы должны преодолеть. Завтра еще раз съездим.
− Завтра?!!! Нет, это… Это…
− Тихо, тише! – Пабло обнял ее и начал целовать для того, что бы она ничего не успела сказать. – Я тебя люблю, мы завтра это сделаем!
− Пабло, это уже будет пятый раз! Первый раз у них был не приемный день, потом у них закончились бланки, вчера мы опоздали, сегодня ТЫ забыл паспорт. Что же случится завтра?
− Помоему еще раз кто-то никак не мог согласиться с моей фамилией. – Напомнил Пабло, но тут же получил затрещину. – Все будет хорошо. Даже не сомневайся. Наш малыш родится в полноценной семье. И родители у него будут женаты!
− Я на это надеюсь. – Марицца залезла под одеяло и выключила свою лампу. – Это в последний раз.
− Я думаю, что нам уже скидку должны давать, как постоянным клиентам.
− Бустаманте, я тебя сейчас убью!
− Ну что ты цяця? Я серьезно. Ну не крутись, я тебя обнять хочу!
− Обнять он меня хочет… А больше ничего не хочешь?
− Не, я то конечно… Но не об этом речь! – Пабло прижал ее к себе. – Я хочу сказать, что мы должны, нет, мы обязаны поженится. Сколько мы уже вместе? Долго, правда?
− Угу! – Марицца еще пару раз крутанулась, умащиваясь поудобнее, при этом случайно (а что, может быть иначе?) задев любимого локтем, все таки случайно стукнулась лбом о его подбородок и, в конце концов выдохшись, улеглась.
− У нас с тобой такая гармония и взаимопонимание. – Мечтательно продолжал Пабло, не обращая внимания на ее копошение. – Мы так понимаем друг друга. Любим… У нас скоро будет ребенок. – Пабло буквально растекался в удовольствии, счастье едва ли не сочилось из него. – Для семейной жизни это все очень важно. – Игнорируя зевание любимой не унимался блондин. – Иногда мы с тобой как телепаты, понимаем друг друга без слов.
− Ну там где телепатия бессильна, поможет тефаль. – Начиная снова вертеться, сказала девушка. – И вообще, я устала и хочу спать. А тебя на лирику вдруг потянуло. Цяця, ну давай баиньки, а?
− Конечно, конечно! – Тут же воскликнул он и, прижав к себе любимую еще крепче, поцеловал ее.
− Пабло… я говорила спать. – Изогнула бровь рыженькая.
− Так и я о том же. – Чмокнув ее в щеку, сказал Пабло, и положил голову все-таки на свою подушку. – Сладких снов!
− И тебе.
-------------------------------------------------------
Мия цокала и прищелкивала языком, глядя на сестру. Они уже два часа выбирали ей платье, и даже ни на чем не остановились. То у Мии случались обмороки и приступы всго-чего-только-можно при виде выбора Мариццы, то все та же Марицца кричала: «Не одену хоть судом присуди». Измотанные и уставшие беременные застыли на месте, когда увидели, наконец, платье, которое устроило обоих. Обе в восторге трогали его, восхищались тканью и вообще светились от радости. Теперь оставалось только одно – подать злосчастное заявление. Ресторан заказали, торт готов, кольца Пабло купил, гостей пригласили! Ну все, все было готово, дата назначена…
Марицца и Пабло одновременно протянули паспорта. Женщина протянула им бланк и сама что-то принялась переписывать и заполнять.
− Очень красивая пара. – Сказала толстенькая, когда они вышли.
− Да, великолепная пара. А девушка, по-моему, беременна.
− Ой, ну с чего ты взяла?
− У меня глаз наметан! Я тебе говорю – беременна. И парень так вокруг нее крутится…
− Ай, да как угодно. Все равно, видно что любят, а не по расчету.

Марицца почувствовала на себе взгляд и оглянулась. На нее смотрел очень знакомый и какой-то странный парень. Она остановилась, отпустив руку Пабло. Тот тоже оглянулся, но ничего не понял.
− Что случилось.
− Да не пойму. Ты не знаешь, кто это на нас смотит?
− Где?
− Да вот там, парень, светленький в оранжевой рубашке.
− Не знаю, пошли. – Он пошел дальше, но Марицца попросив подождать, пошла выяснять личность наблюдавшего.
− Привет. – Скромно, как-то неуверенно сказал парень.
− Симон?
− Узнала, значит. А ты… замуж выходишь?
− Да… а ты как?
− Нормально… Давно не виделись.
− Да. Слушай, меня Пабло ждет…
− Бустаманте?!! – Искренне удивился Симон.
− Да, а что, собственно говоря, тебя так удивляет?
− Ничего… Просто не часто люди сохраняют свои отношения, начатые в столь юном возрасте. Это вообще-то редкость…
− Понимаю. А ты женат?
− Нет. И не собираюсь.
− Почему?
− Да все никак не могу найти ну единственную. Тебя упустил, а больше таких не встречал.
− А ты все так же шутишь! – Улыбнулась вполне дружелюбно Марицца. – Эх, Симон, все никак не расстанешься со своей свободой.
− Да, так оно и есть. Боже, это ж сколько мы с тобой не виделись.
− Давно. Ну, мне уже пора. Пабло ждет.
− Стой! Я вот не намерен опять потерять с тобой связь. Мы же вроде, друзьями расставались.
− Ну да. – Марицце стало стыдно. – На, это мой номер, звони.
− Позвоню! А вам на свадьбу случайно фотограф не нужен?
− Нужен! Очень даже. Звони вечером, или нет, лучше приходи в гости, и мы все обсудим. – Марицца обняла его и побежала к машине.
− Ну и кто это был! – Ревниво поинтересовался Пабло.
− О-о-о! – Восхищенно протянула Марицца. – Не поверишь, это был не кто иной, как сам Симон. – Она довольно улыбнулась.
− Какой Симон? Фотограф?
− Он самый! Я его пригласила поработать у нас на свадьбе.
− Что? – Пабло едва не врезался в дерево. – Зачем?
− Ты чего? Он отличный фотограф, и ко всему прочему мой друг!
− Да?
− Да!
− И только?
− Ты ревнуешь? – Ангельскими глазками посмотрела на него рыженькая.
− Я?! Да ни в жизни!
− Тем лучше! – Почему-то обиделась Марицца.

В ванной шумел фен. Пабло метался по квартире, как лев в клетке. Зазвонил телефон.
− Алло!
− Алло! Извините, а куда я попал?
− А вы, извините, куда целились? – Пабло злился ожидая прихода Симона.
− Я в квартиру Спирито.
− Симон?
− Пабло?
− Для общего развития, она уже давно Андраде.
− Я даже не стану спрашивать… Можешь ее позвать к телефону?
− Зачем?
− Хочу сказать, что не смогу к вам приехать сегодня.
− Я передам.
− Не сомневаюсь.
− С кем ты говоришь? – Выглянула из ванной Марицца.
− С Симоном.
− Дай трубку. Привет!
− Привет. Я прийти сегодня не смогу. – Симон крутился в кресле.
− А почему?
− У меня свиданье.
− Ах вот как? – Улыбнулась девушка. – Ну и не надо. А я тебе тогда ничего не расскажу.
− Ну и не рассказывай, сам узнаю.
− Вредный!
− Очень даже полезный. Супермену привет.
− Передам. Удачи на свиданье!
− Спасибо.
− Увидимся завтра?
− Обязательно! Я прийду. – И Симон повесил трубку.
− Не придет. – Заключила девушка, обнимая любимого за талию.
− Я просто вне себя от горя.
− Он тебе, между прочим, привет передавал.
− Мне?
− Ну а где ты тут еще суперменов видишь?

Симон включил телевизор и, пожелав сынишке спокойной ночи, уселся на диван. В руках он держал фотографию Мариццы Пиа Спирито, вздорной третьекурсницы, которая когда-то покорила его сердце, и оставалась в нем по сей день.
–Нет. Лучше мне тебя не видеть.

ФРАГМЕНТ ’06-13
«НИКОГДА НЕ ПЕРЕСТАВАЙ УЛЫБАТЬСЯ, ДАЖЕ КОГДА ТЕБЕ ГРУСТНО, КТО-ТО МОЖЕТ ВЛЮБИТЬСЯ В ТВОЮ УЛЫБКУ»
Пабло наслаждался минутами покоя, спокойно сидя перед телевизором. Последнее время он жутко боялся каждого воскресенья. Беременные дамы, всей кучей, то есть большой тройкой (маленькими их на восьмом месяце называть язык не поворачивался), в данный момент мордовали Маркуса, утро уже отбыл Мануэль, и вот скоро придет его судный час.
Выдержать одну Мариццу он еще как-то с горем пополам мог, но когда они втроем прибегали к самым изощренным пыткам, то Пабло был готов биться головой об стенку. Проще всего, как ни странно, было с Мией. Она была спокойной и веселой, часто шутила и вообще прибывала в прекраснейшем расположении духа. Лухан тоже не особо напрягала, правда она больше спала, чем бодрствовала, этим и спасался.
А вот Марицца его просто доканывала. То ей было весело, то у нее начиналась истерика из-за того, что она на улице увидела беспризорника, причем истерика принимала глобальные масштабы если Пабло не разделял ее печали. Собачки и котики теперь появлялись в доме каждый день и кормить нужно было их всех; в ветлечебнице он был уже своим человеком, которого считали святым защитником всех животных. Правда любимой приходилось врать, что он нашел хороших хозяев для зверушек, но Марицца так легко в это верила, что Пабло уже даже не изощрялся в объяснениях. Телевизор он вообще запрещал смотреть, ей же во благо, так как отфильтровать новости он не мог, а вот если она насмотрится на голодных детей Африки или узнает о стихийное бедствие где-то в Азии, то тут хоть доктора вызывай. Еще у нее были приступы нежности, когда она могла часами выцеловывать его, обнимать, рассказывать какой он у нее хороший, как она его любит, как ей с ним повезло, ну эти моменты он, безусловно, обожал, но вот они случались реже. Период токсикоза вообще едва пережил, так как ей постоянно все воняло, в частности и он сам. Чем он там уже ей запах не нравился останется загадкой, но подходить он даже не старался, послушно ночуя на диванчике. Потом у нее начались вообще необъяснимые истерики, которые начинались просто так. Как выяснилось позже, она обижалась, что он не дарит ей цветочки и смотрит на нее как-то странно, больше не любит и вообще, нашел себе любовницу. Признание в этом он вытягивал с нее чуть ли не клещами, потом еще как минимум недели две переубеждал ее в том, что все это не так и скупил для нее весь соседний цветочный магазин. А потом у нее началась аллергия… на цветочную пыльцу…
Последнее время он вообще ходил как на иголках и по-черному завидовал Мануэлю, для которого беременность любимой протекала вполне счастливо. Они вместе ходили по улицам, они отдыхали в парке, они даже посещали театры, кино и рестораны.
С Мариццой это было невозможно. А тут Пабло самому что-то нездоровилось. Живот болел с каждым днем все сильнее и сильнее, подташнивало, но он на это мало обращал внимания – некогда было. Да и понимал, что это все из-за нервов.
А еще Пабло беспокоил Гидо, который в последнее время был в депрессии. Практически все его друзья были женатыми и с детьми или же как раз в ожидании, а он сам, независимый и расчудесный Гидо, не мог и недели продержаться с одной девушкой. Он даже Лауре звонил, но как оказалась она сама скоро выходит замуж и вполне счастлива, и вообще понять не может, зачем он ей звонит.
А сегодня родила Лухан. Марицца и Мия, которые доводили и без того убитого Пабло, еще не знали об этом. Рассказать сию новость вызвался Агирре. Мануэль еще толком не успел договорить, а его супруга с сестрой уже подскочили из-за обеденного стола.
− Что?! – В один голос воскликнули они.
− Не может быть!
− Но ведь еще рано!
− Она что первая?
− А когда ее можно будет навестить?
− А малыши хорошенькие?
− Да все отлично. – Успокоил их Мануэль. – Прошло все на удивление быстро и без усложнении, так что и детки, и мама в полнейшем порядке. Ну а у Маркуса пара ушибов и ссадин.
− Это почему? – Удивился Пабло, выходя из кухни, так как его желудок просто на изнанку выворачивало от запахов еды.
− А он сознание потерял, когда Лухи рожала: упал на железную подставку для инструментов. Не страшно.
------------------------------
Марицца полулежала на диване и наблюдала, как Пабло ловко собирает колыбельку. Конечно, он уже натренировался, ведь они с Мауэлем и Маркусом поломали как минимум 2 кроватки, когда собирали их для маленьких Агилар. Теперь же он выглядел настоящим асом и гордо поглядывал на жену, дожидаясь похвалы. Мия с Мануэлем сегодня были у них, так как беременные предпочитали не сводить друг с друга глаз, что б одна, не доведи Господи, не родила раньше другой, ведь ждали они появления своих младенцев со дня на день.
Гидо должен был приехать с минуты на минуту. В последнее время он практически жил у них, так как чувствовал себя крайне одиноким и собирался всерьез заняться поиском второй половины.
Живот свело от боли, и Пабло чуть не завалился на только что собранную колыбель.
− Цяця… – Как-то испуганно протянула Марицца.
− Что, родная? – Он постарался изобразить на лице безмятежность и не показать, что ему стало плохо.
− Пабло, по-моему.… ай-яй-яй! Пабло! Кажется… Больно, больно, больно!
− Где больно? Началось? – Он подскочил к ней и, положив руки на живот, начал кричать так, что в детскую тут же забежали испуганные Мия и Мануэль. – Машину, скорую, Ману быстро! – Он попытался куда-то побежать, сам не зная что делать, но не успел так как Марицца вцепилась пальцами ему в запястья.
− Пабло, мне нужно в больницу. Сейчас.
− Так, я в машину. Марицца, со мной. Пабло, бери ее вещи. Мия… – Мануэль повернулся к жене. – Мия?
− Все в порядке! Я с вами. Одна я не останусь. – Мия пошла вслед за Мануэлем, который поддерживал Мариццу. Пабло вылетел последним. Боль в животе была просто невыносимой, он еле-еле передвигался. Мануэль помогал Марицце сесть в машину, когда Мия вдруг захныкала. – Ману…
− Что такое? – Он встревожено взглянул на нее. – Что Мия? – Начал злиться взволнованный парень. Она посмотрела вниз, Мануэль проследил за ее взглядом и, увидев, как по её ногам потекла жидкость, тут же побежал к ней. – Воды отошли, не бойся, это просто воды. Пабло ты где? – Крикнул Мануэль, усаживая перепуганную жену рядом с Мариццой.
− Мануэль! – Донеслось из подъезда. Он бросился туда и увидел чуть ли не валяющегося на полу друга.
− Что случилось? – Он выхватил его чемодан и помог встать.
− Я не могу идти. У меня так живот болит, сил нет.
− Боже, да что же это такое? Быстрее, давай облокотись на мое плече. – Пабло, который был значительно выше друга, смотрелся просто смешно, повиснув у того на плече. Мануэль еле дотащил его до машины, посадил на переднее сидение, быстро бросил дорожную сумку с вещами Мариццы в багажник и бегом кинулся за руль. Всю дорогу со всех сторон только и слышны были стоны. Мия и Марицца вели себя еще более-менее нормально. А вот Пабло вообще был в полуобморочном состоянии и мало соображал. Как только машина подъехала к больнице, Мануэль тут же выскочил и побежал за врачом. – У меня трое… – Подбежав к дежурному врачу, начал он, но задыхался от волнения. – Нужен врач… рожают.
− Трое рожают? – Удивился он, но подав знак медсестре пошел следом за парнем.
− Рожают две, третий… не знаю, плохо ему, что-то с животом.
Мариццу и Мию быстро определили в родовое отделение, а Пабло на носилках понесли на обследование. Мануэль не знал куда бежать и что делать, мотаясь между кабинетами. И если девушки были хоть недалеко одна от другой, то Пабло был вообще на другом этаже. Через пару минут подъехал Гидо.
− Ну что у вас тут? – Улыбаясь спросил он.
− Я к Мие, у Мариццы схватки, но еще не слишком частые, Пабло повезли на операцию.
− Какую операцию? – Удивился Гидо.
− Сам не пойму, я вообще уже ничего не понимаю! Все вдруг в один момент! Марицца кричит, Пабло ей подавай. Пабло лежит Бог его знает что с ним, Мия кричит не отходи от меня! Я уже не знаю куда бежать.
− Так, я побегу узнаю что с Пабло, а потом к тебе. Где он?
− На второй этаж спускайся, на право и крайняя дверь вдоль коридора. Но так уже вроде началась операция… Боже, это Мия кричит, я к ней.
Как только открылся лифт, на Гидо вывалился Пабло, одетый в непонятно что с завязками на спине.
− Что с тобой? – Гидо подхватил едва держащегося на ногах друга.
− Где Марицца?
− В той палате, а с тобой то что?
− Аппендицит. Оперировать будут. Я к ней, помоги.
− Куда к ней? Так, немедленно в палату! – Гидо проявил невероятное упрямство, но Пабло даже не слушал всех его уговоров, вырывался из последних сил и почти безумными глазами смотрел на друга.
− Я должен быть там, ты же понимаешь? У меня сейчас родится ребенок, мой ребенок, а Марицца там без меня и ей больно! Гидо, помоги мне, я тебя очень прошу.
− Ладно, пошли. – Неуверенно, но все же согласился парень.
Марицца повернулась к двери и увидела, как Гидо буквально заносит ее мужа в палату.
− Что случилось? – Она постаралась приподняться, но у нее началась очередная схватка и она закричала.
− Я тут, цяценька, я тут. – Пабло упал на колени рядом с кроватью и ласково сжал ее ладонь. Она же в ответ сцепила пальцы что было мочи, и снова закричала.
− Мне так больно! Пабло ну почему же так больно? – Всхлипнула Марицца, но через пару секунд откинулась назад чувствуя, что боль отступает. Гидо, который перепугано вжимался в стену схватил зеленый халат и надел на Пабло, что б его не выставили отсюда, когда придет врач, да и в этой больничной пижаме выглядел он… непрезентабельно.
− Я с тобой, хорошая моя, я тут. Ну где же врач? Почему никого нет? – Причитал Пабло, загибаясь от ужасной боли в животе, но продолжал успокаивать жену.
− Не уходи, Пабло, только не уходи. – Она двумя руками вцепилась в него.
− Я тут, я тут, все хорошо! Я никуда не ухожу, все дыши, давай, вдох-выдох, глубокий вдох… Гидо марш за врачом! … и выдох.
Лассен со всех ног кинулся к двери и чуть не сбил с ног молодую девушку. Оказалось что она и была ожидаемым врачом. Парня сначале хотели выставить, но Пабло страдал от боли не меньше самой Мариццы, поэтому он поддерживал любимую, а Гидо, в свою очередь, его. Да и некогда было его выставлять. Пабло плакал от ужасной боли в животе, а Марицца рожала так медленно, что когда наконец послышался плачь ребенка Пабло потерял сознание услышав «девочка», а Марицца практически сразу уснула, даже не найдя в себе сил взглянуть на дочку. Гидо вручили ребенка и он испуганно держал ее на вытянутых руках тиха зовя Пабло. Но тот не реагировал.
А сколько шуму поднялось, когда его выносили на носилках в операционную…
-------------------
Марицца поправила цветочки в палате мужа. Он еще спал мило морща носик, но она не смогла сдержаться от того, что бы поцеловать его бледненькие щечки. Он открыл глаза и улыбнулся.
− Меня выписали. – Промурчала Марицца целуя его на этот раз в губы.
− Уже? А меня еще не скоро. А где Лилу? – Притянув ее опять к себе, спросил Пабло.
Гидо шатался по коридорам держа на руках свою будущую крестницу, во всяком случае супруги Бустаманте ему это пообещали. Депрессия достигла своего апогея, и теперь он был полностью убежден в том, что он самый несчастный человек на земле. Что его никто не любит и никогда не полюбит и вообще, жизнь ужасна. На третьем этаже возле лифта малышка начала плакать и Гидо, не растерявшись, начал ее успокаивать. Рядом остановилась та самая врач, которая помогла Лилу появиться на свет.
− Вы замечательный отец. – Сказала она, остановившись и с интересом посмотрев на то как парень успокаивает ребенка.
− Я? Я не отец. – Гидо поднял на нее взгляд и улыбнулся. – Я только крестный. – Он еще раз улыбнулся, заметив что девушка очень хорошенькая и представился.
− Гидо Лассен.
− Ванесса. – Она немного смутилась, извинилась и пошла дальше.
− Лилу, ты знаешь, а по-моему мы понравились этой тете. – Девочка перестала плакать и посмотрела на него своими огромными синими глазами. – Да? Ты думаешь? Ну раз и тебе она нравится, то мы определенно должны обратить на нее внимание. Ну что? Пошли навестим папу?

Категория: Фан-Фики | Просмотров: 2283 | Добавил: Jenny | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 3
3  
очень классно мне оч нравиться я в восторге пиши в том же дехе))

2  
Клево! Оч понравилось!

1  
я незнаю кто автор но я точно благодарный читатель серия точно суууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу уууууууууууууууууууууууууууупер мне определённо нравится. легинькая такая не новясчивая.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь
«  Май 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта
   Сайт мятежников, которые умеют творить
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz